viber

Верховный суд разъяснил вопросы применения пункта 4 статьи 33 Налогового кодекса

AsmАндрей Слабко / Юрист /

03 мая 2019 г. на сайте Верховного суда Республики Беларусь появилось разъяснение «Об отдельных вопросах применения пункта 4 статьи 33 Налогового кодекса Республики Беларусь». Данным документом суды будут руководствоваться при применении норм Налогового кодекса Республики Беларусь (далее – НК), позволяющих корректировать налоговую базу и (или) сумму подлежащего уплате (зачету, возврату) налога (сбора).

Особый интерес представляет разъяснение применения судами абзаца третьего пункта 4 статьи 33 НК, в котором идет речь о возможности корректировать налоговую базу и (или) сумму подлежащего уплате (зачету, возврату) налога (сбора) в случае, если основной целью совершения хозяйственной операции является неуплата (неполная уплата) и (или) зачет, возврат суммы налога (сбора).

Данная норма является новой для Республики Беларусь. Однако схожие правила действуют в Российской Федерации с 2006 года в связи с принятием постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

Так, в п. 9 указанного постановления указано, что установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. Налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано. Также следует отметить, что обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от способов привлечения капитала для осуществления экономической деятельности (использование собственных, заемных средств, эмиссия ценных бумаг, увеличение уставного капитала и т.п.) или от эффективности использования капитала.

В то же время в разъяснении Верховного суда указывается, что основной целью сделки должна быть конкретная разумная хозяйственная (деловая) цель, а не получение необоснованных преимуществ в налогообложении в нарушение установленных НК принципов. Положения НК не ограничивают право плательщиков проводить свои хозяйственные операции так, чтобы налоговые последствия были минимальными, однако в избранном плательщиком варианте сделки (операции) не должен присутствовать признак искусственности, лишенной хозяйственного и экономического смысла. Также в разъяснении приводится примеры действий, основной целью которых, по мнению Верховного суда, является неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) суммы налога:

- передача вычетов по НДС при реорганизации, в т.ч. «по цепочке» с осуществлением нескольких реорганизаций;

- проведение разовых экспортных операций, облагаемых по ставке НДС в размере 10%, на незначительные суммы для получения права на зачет (возврат) НДС из бюджета в полном объеме, в десятки раз превышающего оборот по реализации;

- отражение в налоговых декларациях выручки от реализации товаров (работ, услуг) в минимальном размере и заявление к возврату вычетов по НДС в полном объеме (под ставку 10%), при этом товар фактически не приобретался;

- оформление недостоверных первичных учетных документов по реализации товаров на внутреннем рынке по ставке НДС в размере 10 % по ценам, ниже себестоимости (цены приобретения), повлекшее превышение вычетов по НДС над исчисленным налогом и вычет НДС в полном объеме при отсутствии  фактической реализации;

- использование индивидуальных предпринимателей для документирования хозяйственной операции с целью неправомерного возврата сумм НДС, а также обналичивания полученных ИП денежных средств;

- создание нескольких субъектов хозяйствования, прикрывающих деятельность одного субъекта, не отвечающего условиям для применения специального режима налогообложения, с целью использования преимуществ, предусмотренных таким режимом, на что указывают следующие признаки: между руководителями и учредителями организаций имеются родственные отношения, участники зарегистрированы по одному адресу, кадры вновь созданных организаций формируются за счет работников основной организации, у подконтрольных организаций отсутствуют активы  для самостоятельного ведения деятельности, товары хранятся на одном складе, имеется общий офис и т.д.;

- подмена трудовых отношений гражданско–правовыми путем заключения договоров с индивидуальными предпринимателями, которые фактически продолжают выполнять функции, предусмотренные трудовыми договорами, местом оказания является, как правило, офис организации, выполняемые функции, условия, режим работы и др. аналогичны при выполнении трудовых обязанностей;

- реализация взаимосвязанных хозяйственных операций, направленных на неправомерное применение норм международных соглашений об избежании двойного налогообложения с целью вывода прибыли за пределы республики.

Наличие такого перечня ориентирует субъекты хозяйствования на то, какие сделки будут проверяться, скорее всего, контролирующими органами в первую очередь.

Ни в НК, ни в разъяснении Верховного суда не указано, что проверяющие не будут анализировать другие сделки. Представляется, что контролирующие органы будут руководствоваться следующим критерием: основной целью сделки должна быть конкретная разумная хозяйственная (деловая) цель, а не получение необоснованных преимуществ в налогообложении в нарушение установленных НК принципов. Подходы к тому, как именно будет определяться разумная хозяйственная (деловая) цель отсутствуют и в НК, и в разъяснении. Полагаем, что алгоритм определения основной цели сделки будет определен правоприменительной практикой.

В РФ подходы к определению цели сделки сформулированы в очень общем виде в указанном выше постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее – постановление ВС РФ). Поэтому белорусские плательщики в качестве некого ориентира могут руководствоваться следующими подходами:

- налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера) (п. 3 постановления ВС РФ);

- налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности (п. 4 постановления ВС РФ);

- к выводу о необоснованном использовании налоговой выгоды может привести наличие особых форм расчетов и сроков платежей, свидетельствующих о групповой согласованности операций, при отсутствии разумных экономических или иных причин (деловых целей) (п. 5 постановления ВС РФ);

- если установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано (п. 9 постановления ВС РФ).

Однако на наличие о наличии конкретного перечня «запрещенных» сделок говорить не приходится. Надеемся, что в будущем подходы к определению цели сделки будут определены правоприменительной практикой на основе презумпции добросовестности субъектов хозяйствования.

 

Материал актуален на 20.05.2019.

Юридическая компания «ЮС ИнвестЪ» оказывает юридические услуги по вопросам налогообложения и вопросам сопровождения осуществления предпринимательской детальности в Республике Беларусь.